Взыскание компенсации морального вреда с наследников причинителя, переходит ли по наследству обязанность

Передается ли по наследству компенсация морального вреда

Если суд уже принял решение о присуждении моральной компенсации, но истец не получил её при жизни ответчика, то производится ли взыскание компенсации морального вреда с наследников причинителя. Об этом поговорим далее.

Право на компенсацию морального вреда

Моральный вред — это нравственные или физические страдания.

Физические страдания — это физическая боль, связанная с причинением увечья, иным повреждением здоровья, либо заболевание, в т. ч. перенесенное в результате нравственных страданий, ограничение возможности передвижения вследствие повреждения здоровья, неблагоприятные ощущения или болезненные симптомы.

Нравственные страдания — это страдания, которые относятся к душевному неблагополучию (нарушению душевного спокойствия) человека (чувства страха, унижения, беспомощности, стыда, разочарования; осознание своей неполноценности из-за наличия ограничений, обусловленных причинением увечья; переживания в связи с утратой родственников, потерей работы, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, раскрытием семейной или врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию, временным ограничением или лишением каких-либо прав и другие негативные эмоции).

Совершенно очевидно, что испытывать страдания — физические ли, нравственные ли — может только человек, но не организация. Поэтому моральный вред может возникнуть только в отношении физического лица (работника, исполнителя и других), но не в отношении юридического лица.

Пленум указал, что даже при отсутствии заболевания или иного повреждения здоровья, находящегося в причинно-следственной связи с физическими или нравственными страданиями потерпевшего, иск о компенсации морального вреда может быть удовлетворен.

Потерпевший имеет право на компенсацию морального вреда и в том случае, если в законодательном акте нет прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий по конкретным правоотношениям.

Когда правила компенсации морального вреда не применяются

Пленум особо подчеркнул, что правила о компенсации морального вреда не применяются к защите деловой репутации как юридических лиц, так и индивидуальных предпринимателей (ИП), так как право требовать компенсацию морального вреда неразрывно связано с личностью потерпевшего и носит личный характер. Другими словами, ни юрлицо, ни ИП как бизнес-единица не могут испытывать страдания. Однако ИП (или самозанятый) как физическое лицо имеет возможность требовать компенсацию морального вреда, если в связи с его бизнес-деятельностью произошло посягательство на принадлежащие ему иные нематериальные блага или нарушение его личных неимущественных прав.

По этой же причине — личностный характер — право на компенсацию морального вреда не может переходить по наследству.

Автору приходилось в своей практике видеть:

  • и претензии от имени организаций о возмещении им морального вреда — правда, претендентам никогда не удавалось пояснить, какие же нравственные и физические страдания может претерпевать юрлицо;
  • и требования наследников о возмещении им морального вреда за нанесенную наследодателю обиду (например, в виде незаконно невыплаченных северных доплат).

И те, и другие требования, разумеется, удовлетворению не подлежат, несмотря на неправомерные действия в отношении потерпевших юридических или физических лиц.

Но если суд уже вынес решение об определенной сумме компенсации морального вреда, а потерпевший умер, не успев получить деньги, то право на их получение переходит к наследникам.

Право на компенсацию морального вреда наследникам не отдадут

Пленум Верховного суда (ВС) утвердил постановление по компенсации морального вреда. В итоговой версии ВС сохранил запрет на наследование права на компенсацию морального вреда и не стал вводить возможность взыскания повышенной компенсации с организаций, как предлагалось при обсуждении проекта. Также ВС закрепил право причинителя предоставить потерпевшему компенсацию как в денежной, так и иной форме. Например, оказать услугу или выполнить работу. В проекте речь шла о возможности заключить соглашение об этом, но Государственно-правовое управление при Президенте возразило. Там считают, что такое соглашение невозможно принудительно исполнить и оно влечет риск злоупотреблений.

Вопрос о наследовании права на компенсацию морального вреда (п. 9) вызывал дискуссию во время обсуждения проекта. Завкафедрой гражданского права Уральского государственного юридического университета им. В.Ф. Яковлева Бронислав Гонгало и представитель Президента Михаил Барщевский считают, что это право может переходить к наследникам. Но разработчики не согласились с их мнением. Судья ВС Михаил Кротов, представивший итоговую версию, сказал, что и доктрина, и практика рассматривают требование о компенсации морального вреда как неимущественное право. Это право, как неразрывно связанное с личностью потерпевшего, не входит в состав наследственного имущества и не может переходить по наследству. Поэтому предложение выступавших ВС не поддержал. При этом Михаил Кротов отметил, что наследоваться может право требования уже взысканной суммы, если она присуждена потерпевшему, но он умер и не успел ее получить.

Не поддержал ВС и предложение Михаила Барщевского по дифференциации размера компенсации морального вреда для гражданина, должностного лица и юрлица. Он считал, что при нынешнем подходе к определению размера компенсации институт возмещения морального вреда работает условно. Михаил Кротов отметил, что дифференциация применяется в административном и уголовном законодательстве, но гражданская ответственность исходит из принципа полной компенсации ущерба. Дифференциация в сторону увеличения здесь невозможна, так как тогда речь пойдет уже о наказании, что гражданское право не предусматривает. А возможность учесть положение ответчика при расчете размера компенсации — это не смягчение, а определение обоснованного размера суммы для взыскания.

При доработке проекта Государственно-правовое управление Президента высказало замечания к п. 24 проекта. В нем речь идет о соглашении между потерпевшим и причинителем вреда, по которому причинитель может предоставить потерпевшему компенсацию морального вреда как в денежной, так и в иной форме. Например, ухаживать за ним, представить транспортное средство, оказать услугу, что помогло бы сгладить или смягчить физические и нравственные страдания потерпевшего. По словам Михаила Кротова, в правовом управлении считают, что действия, направленные на смягчение страданий потерпевшего, не могут быть предметом соглашения. Во-первых, это влечет риск злоупотреблений, а во-вторых, такие действия нельзя заставить выполнить принудительно. Редакционная комиссия прислушалась к мнению правового управления и заменила институт соглашения в тексте на право причинителя вреда предоставить компенсацию как в денежной, так и иной форме.

Судебная практика

Истец ссылается на хищение принадлежащих ему денежных средств наследодателем и считает, что обязательство по возмещению причиненного ущерба должно быть включено в наследственную массу. При этом надлежащие доказательства противоправного поведения наследодателя в отношении истца отсутствуют.

Требования потерпевшего:

  1. О возмещении ущерба, причиненного преступлением;
  2. О компенсации морального вреда;
  3. О взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами;
  4. О включении с состав наследственного имущества денежных средств, на которые наложен арест.

Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 16.02.2021 N 33-4041/2021 по делу N 2-570/2020 Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции руководствовался положениями ст. ст. 15, 1064, 1112, 1175 ГК РФ, разъяснениями Конституционного суда Российской Федерации, оценил все представленные в материалы дела доказательства в их совокупности по правилам ст. 67 ГПК РФ, исходил из того, что доказательств, явно свидетельствующих о противоправном поведении наследодателя Е.С. по отношению к имуществу истца не предоставлено, а представленные истцом доказательства носят исключительно вероятностный характер.

При этом суд исходил из того, что отсутствует приговор в отношении Е.С., либо его признательные показания, как обвиняемого, размер причиненного истцу ущерба бесспорными доказательствами не подтвержден, денежные средства, изъятые в ходе следствия по уголовному делу, возбужденному в отношении трех лиц, не могут быть включены в наследственную массу после умершего Е.С. и взысканы в солидарном порядке с наследника Е.С. — Е.И. и с ответчиков Я. и Х.Б.В., осужденных по иным эпизодам, совершенным без участия С., в связи с чем отсутствуют основания для признания обязательств ответчиков в размере 6 332 940 рублей возникшими, включении арестованных для обеспечения исполнения приговора денежных средств в наследственную массу, взыскании компенсации морального вреда, процентов, судебных расходов.

Суть дела

В сентябре 2017 году апелляционный суд взыскал с двух граждан по 100 тысяч рублей компенсации морального вреда, причиненного преступлением, в пользу гражданки С. В марте 2018 года гражданка С. умерла.

В мае дочь умершей гражданки обратилась в кассационный суд с иском о взыскании этой компенсации в качестве наследника.

Что решил суд

Кассационный суд отказал в требовании:

  • Компенсация морального вреда носит личный характер, потому не входит в состав наследственного имущества, правопреемство спорных правоотношений недопустимо.

Гражданка обратилась в Верховный Суд.

Что решил ВС

ВС не согласился с решением кассации:

  • В состав наследства входят вещи, имущество, а также имущественные права и обязанности. Не входят в состав наследства права и обязанности личного характера, например, алименты, право на возмещение вреда и т.д. Право требовать взыскания компенсации морального вреда также не может переходить по наследству;
  • Однако в наследственное имущество входят имущественные права, в том числе на присужденные наследодателю денежные суммы. Таким образом, «права на получение присуждённых наследодателю, но не полученных им денежных сумм, входят в состав наследства»;

Суд, который отказал наследнице в получении денежной компенсации, не учел вышеуказанные нормы.

ВС отметил:

Поскольку судебное постановлении о присуждении денежной компенсации вступило в силу, то право на их получение является имущественным и входит в состав наследства, постольку допускается правопреемство в кассационной инстанции. А значит, оснований для прекращения дела нет.

ВС отменил все решения, направил дело на новое рассмотрение в кассационный суд.

Источники

  • https://www.profiz.ru/kr/1_2023/vred_plenum/
  • https://zakon.ru/discussion/2022/11/15/pravo_na_kompensaciyu_moralnogo_vreda_naslednikam_ne_otdadut__plenum_verhovnogo_suda_utverdil_postan
  • https://www.consultant.ru/law/podborki/vzyskanie_moralnogo_vreda_s_naslednikov/
  • https://funeralportal.ru/library/1109/150190.html

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: